Кирилл Возисов прокомментировал для еженедельника «Конкурент» положения вступившего в силу «антиалкогольного» закона: «Парадоксы «пивного» законодательства»

За последние несколько лет власти на федеральном и региональном уровне неоднократно предпринимали попытки урегулировать реализацию и потребление пива. Не все из них являлись успешными, некоторые — просто противоречивыми.

Еще в 2005 году глава Владивостока постановлением N1620 запретил розничную продажу, розлив и потребление пива и напитков, изготавливаемых на его основе, с содержанием этилового спирта более 0,5% объема готовой продукции в местах общественного питания. Управлению торговли, общественного питания и бытового обслуживания поручили ведение реестра мест, попадающих под «пивной мораторий». Ответственность за нарушение данного нормативного акта — штраф до 30 тыс. руб. для юридических лиц.

Сложилась нелогичная ситуация: солидное заведение в центре Владивостока, имеющее лицензию на реализацию алкогольной продукции, не могло торговать пивом, т.к. оно алкоголем не являлось. Нонсенс, но это действительно было так. Зачастую ни обращения в суд, ни в антимонопольную службу должного успеха не имели. При этом в местных правовых актах никоим образом не устанавливались критерии установления границ «антипивных» заведений. Это приводило к парадоксальной ситуации: одно заведение спокойно наливало своим гостям пиво, а другое, расположенное через дорогу, не имело право это делать.

Между прочим, если обратиться к истории, то до 2005 года законодательство вообще не содержало никаких требований к продаже пива. Впервые об этом задумалось Законодательное собрание Омской области в 2002 году, которое внесло в Думу РФ законопроект, в рамках которого отмечалось: «…потребление пива и напитков, содержащих пиво, требует наличия у потребляющих его лиц определенной культуры, а несовершеннолетние юноши и девушки, зачастую, не в состоянии в силу отсутствия должного жизненного опыта адекватно воспринимать рекламу пива и напитков, содержащих пиво, в средствах массовой информации, наружной уличной рекламе, многочисленных публичных рекламных акциях…». В 2005 году после длительного рассмотрения этого документа, он был принят.

Помимо прочего закон возлагал определение критериев введения ограничений в соответствующих местах на регионы. Для действующего на тот момент порядка во Владивостоке такие критерии не были установлены, что, безусловно, на практике создавало условия для злоупотребления органами власти своими полномочиями и коррупцию.

Теперь эта проблема будет решена. Но для коммерсантов сейчас возникнут другие проблемы с порядком получения лицензии с учетом новых требований. Кроме того, предприятия общественного питания, которые «выживали» за счет продажи пива, должны будут либо реструктурировать свой бизнес, либо уйти с рынка развлекательных услуг. На самом деле приравнивание пива к алкогольной продукции — вполне логичный ход.

Если говорить о новом порядке получения лицензии, то сам по себе изменения не устрашат коммерсантов. Но вот создание дополнительных препон и нелогичное трактовка некоторых положений сможет усложнить жизнь бизнеса в сфере развлечений. В данном случае все покажет практика и время. Это же можно сказать в целом о законе.

Действительно, многие его положения направлены на снижение масштабов злоупотребления алкоголем и на профилактику алкоголизма среди населения нашей страны, а также на повышение эффективности регулирования производства и оборота алкогольной и спиртосодержащей продукции, пивных напитков. Но проблема латентных норм и практический аспект их применения в России никто не отменял, поэтому первичные выводы об эффективности нового закона пока делать рано».