Кирилл Возисов против неправильного толкования судами положений о неосновательном обогащении

Департамент Росприроднадзора привлек компанию к административной ответственности за то, что она своевременно не вносила плату за негативное воздействие на окружающую среду (ст. 8.41 КоАП РФ). Однако арбитражные суды признали это решение незаконным, отметив, что компания не обязана вносить такую плату. Получив решение суда, компания решила взыскать аналогичные платежи, которые она перечислила в бюджет ранее. В своем заявлении компания сослалась на то, что перечисляла деньги ошибочно, а государство в результате неосновательно обогатилось.

Однако суды в удовлетворении требований отказали. Они отметили, что компания не могла не знать нормы права и судебную практику в части внесения таких платежей. Поэтому, осуществляя платеж, компания понимала, что перечисляет деньги добровольно — в отсутствие такой обязанности перед государством. В таком случае неосновательное обогащение не возникло (п. 4 ст. 1109 ГК РФ). Ранее схожее решение арбитражный суд Московского округа вынес в прошлом году.

Источник: постановление Арбитражного суда Московского округа от 07.10.14 по делу № А40-177951/13

Кирилл Возисов не согласен с такой трактовкой судами п. 4 ст. 1109 ГК РФ по нескольким причинам.

Во-первых, зачастую предприниматели вынуждены сначала выполнить требование уполномоченного органа по перечислению средств в виде установленных платежей (например, налоги, таможенные платежи и пр.). Данное требование — вынужденная мера, если предприниматель не хочет приостановить свою деятельность, поплатиться еще большими штрафными санкциями и пр. При этом позиция простая, хоть и неудобная для коммерсантов, а именно: выплатив сначала пусть даже незаконные платежи, всегда есть возможность обжаловать данное требование в суде с последующей компенсацией. При становлении указанной негативной для предпринимателей судебной практики права последних значительно нарушаются. При этом данный подход совершенно не соответствует континентальной системе права, к которой относится российская правовая система, и это уже вторая причина не согласиться с указанным выводом суда.

Согласно подп. 4 п. 1 ст. 1109 ГК РФ не подлежат возврату в качестве неосновательного обогащения денежные суммы и иное имущество, предоставленные во исполнение несуществующего обязательства, если приобретатель докажет, что лицо, требующее возврата имущества, знало об отсутствии обязательства либо предоставило имущество в целях благотворительности.

В настоящее время в российской правовой системе подлежит применению постулат об ограниченном толковании указанной статьи, сформулированный Президиумом ВАС РФ (См. Постановление Президиума ВАС РФ от 15 февраля 2002 г. N 2773/01. Аналогичная правовая позиция высказана в п. 5 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49.) согласно которому норма подп. 4 комментируемой статьи подлежит применению только в том случае, если передача денежных средств или иного имущества произведена добровольно и намеренно при отсутствии какой-либо обязанности (Примечание: обязанность была указана в Договоре в аренде по оплате Арендой платы с учетом некорректно сформулированного предмета Договора аренды.) со стороны передающего (дарение) либо с благотворительной целью. Аналогичная правовая позиция высказана в п. 5 информационного письма от 11 января 2000 г. N 49.

Необходимо обратить внимание, что в данной ситуации нельзя говорить о наличии умысла в безвозмездном перечислении средств Предпринимателем в пользу Государства, а также в рамках иного предоставления в благотворительных целях. Напротив, Коммерсант в таком случае действует вынуждено, полагая, что это предусмотренная государством обязанность, но у него всегда должно быть право на судебную защиту, предусмотренное Конституцией РФ (ст.46).

Указанная позиция подтверждена судебной практикой (См. подр. Постановление ФАС Северо-Западного округа от 26.02.2003 N А05-9485/02-463/6.).

Истоки данной нормы коренятся в римском праве, где ошибка плательщика в существовании обязательства была непререкаемым условием удовлетворения иска о возврате недолжно уплаченного (condictio indebiti) (См.: Постатейный комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации, части второй: В 3 т. // под ред. П.В. Крашенинникова. Статут. 2011. С. 337.). При этом в отличие от англо-саксонской правоприменительной системы, допускающей только фактическую, а не правовую ошибку, для континентальной правовой системы характер ошибки не имеет значение.